События
Активисты недели

Эпизод "Кровавый навет"

Вверх страницы
Вниз страницы

Dark side of Los Angeles

Объявление

Навигация
Внешности Центр занятости FAQ по миру Правила Общий сюжет ролевой Особенности ролевого мира Список способностей Акции Нужные Новости и объявления
Новости
Добро пожаловать в Лос-Анжелес!
Повествование идет свободно, не повторяя книги Филис Каст. В нашей игре каждый персонаж уникален, и только Вы можете написать его историю.
Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.
В Лос-Анжелесе: декабрь 2013 года,
Температура днем +18 - +20, ночью +10 - +15.
Восход около 6:30, Заход около 21:00.
Игра в режиме реального времени.

Наши новости

● Спешите участвовать Флешмоб в постах "Самая короткая ночь".
● Вышел первый номер журнала City of Angels.
● Идет эпизод Кровавый навет, кто еще не записался, всем сюда.

Администрация
Эрик | Венера | Ева | Алекс

Лучший
Liam


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark side of Los Angeles » Эпизоды » Кровавый навет


Кровавый навет

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Кровавый навет
http://s3.uploads.ru/8EeYk.gif
Однажды к вам приходит приглашение, ничем не приметное в количестве почты, рекламных проспектов и счетов, просто плотный белый конверт, просто дорогая бумага, просто золотое тиснение букв... и вот тут пора крикнуть от души любое ругательство на ваш выбор. Просто принуждение. Сильное заклятие, от которого вы не можете отмахнуться. С этого момента вы знаете, что придете на мероприятие, несмотря ни на что, даже если земля смешается с небом. У вас просто нет иного выхода.
Дни до часа икс проходят, как в тумане, вы снова вынуждены носить часы, потому что перестали чувствовать смену времени, вы словно бомба с обратным отсчетом, что высчитывает количество минут до встречи с неизбежностью.
Непримечательный дом на побережье океана, таких десятки в ЛА, вы прибыли точно вовремя, и пытаетесь понять, что за люди вас окружают и где же хозяин. Вы осторожны, и постепенно понимаете, что все тут заняты одним делом – просчитыванием вариантов событий за фасадом напряженных улыбок, а минуту спустя вас накрывает волной – вокруг только вампиры. Вы не успеваете понять, что вам делать с новым знанием, как раздается истеричный крик, все спешат к источнику звука и находят явно ритуальную комнату, в дверях которой стоит девушка и закрывает рот рукой. В центре помещения распятие, на котором висит обескровленное тело. Вой полицейской сирены оглашает окрестности. Счет снова идет на минуты. Минуты вашей свободы.


Очередь отписывающихся:

Eve Barton
Erik Night
Venera Davis
Regina Young
Liam Rymer
Maximilian Law
Mike Stone
Sevilia Evans

+2

2

Ева никогда не относилась к числу тех людей, с которыми можно было шутить, тем более так, как с ней подшутили накануне.  Конверт, присланный вместе с остальной почтой, был вскрыт весьма неаккуратно, правда потом пожалела, подожгла угол над пламенем газовой плиты и держала до тех пор, пока пламя не лизнуло кончики пальцев, только тогда одернула руку и поморщилась.  Только это не помогло, ее толкнули на шаткую доску, одарив как бы между прочим еще и чесоткой. Тебе хочется сделать шаг влево, сойти с намеченной дороги, а под кожей нестерпимый зуд, ты не можешь его унять, пока не вернешься на нужное направление, тогда только этот зуд проходит.  И даже если могло показаться, что Ева сдалась и пришла в назначенное место точно вовремя, это не значило, что она признала свой проигрыш. Она вполне могла сесть за дальний столик, пить свой абсент и сделать так, чтобы ее никто не трогал. И ей бы это непременно удалось, да вот только абсент тут не подавали.
Когда она окинула взглядом каждого из присутствующих, ей показалось, что без оружия ее вытолкнули на арену гладиаторов. Все поголовно были вампиры, причем самые разные, некоторые лица в толпе она вполне могла назвать известными ей, некоторые были смутно знакомыми и все это чертовски ей не нравилось. Такое ощущение поселилось в голове, что данная местность как большая сковородка и под ней скоро разведут костер.  Здесь не нужно было иметь звание лучшего психолога, чтобы понять, никто из присутствующих не мог объяснить своего появления здесь, это произошло против воли вампира.
- Мэджик, - ухмылка получилась весьма зловещей, когда такое простое слово сорвалось с губ девушки, она впилась взглядом своим в блондинку, которая явно больше относилась к «своим» , чем к тем, кто верой и правдой всегда служил великой Никс. От мысли только о том, что в данной толпе как минимум есть несколько синих вампиров, свело челюсть, а под языком почувствовалась кислота.  Ева нахмурилась и отступила от кучки собравшихся, нацелившись на бутылку вина, которая попала в поле ее зрения.  Справившись с пробкой, наполнила бокал почти до краев и с какой-то жаждой прильнула губами к тонкому стеклу, вливая в себя алое как кровь, вино.
Визг, раздавшийся так близко от Бартон, заставил вампиршу выпустить бокал из рук и собственно когда тот коснулся пола, то мгновенно разлетелся на тысячу сверкающих осколков.
- Дьявол тебя побери! – рыкнула взбешенная Ева, оборачиваясь на шум. Такая реакция была вполне объяснима, показывать, что подобный визг мог напугать ту, что сама по идее вселяет страх в любого находящегося рядом, как-то совсем неправильно.  Можно было подумать, что ярость как впрыснутые чернила в вену, устремились по всему телу и собрались в зрачках Бартон, делая их угольно черными.  Она уже уловила источник звука своим взглядом и направлялась к той, что сейчас зажимала рот руками и каким-то диким взглядом устремилась в одну точку.   
- Идиотка, - Ева впилась ногтями в плечи девицы и толкнула ту сторону, разворачиваясь на месте и занимая собственно говоря тот пяточек земли, на котором прежде стояла визгливая особа, а дальше она присвистнула, просто не в силах озвучить что увидела перед собой.  По мнению самой Бартон, распятие было здесь даже лишним, через чур пафосно и наиграно все выглядело в той ситуации которую сейчас по самые уши влипли все, кто находился в доме.  Она растянула губы в какой-то безумной улыбке, которая вполне бы подошла мяснику.
- Кто-то хочет с нами поиграть.

+3

3

Утро было хмурым, как впрочем и каждый их этих семи дней, что предшествовали указанному, ибо все они были наполнены ожиданием. Эрик Найт ненавидел ждать, и все это было похоже на липкий кошмар, из которого он никак не мог выбраться. Первый день он еще пытался бороться, но добился лишь сильнейшей головной боли, что поутихла только к третьим суткам. Принуждение. От этого слова на губах оседал терпкий вкус гадливости, и его нельзя было смыть даже лучшим виски. А все начиналось так банально. Письмо, одно из десятка в почке, ежедневный бред из реклам, проспектов, предложений отбелить зубы и нарастить грудь, счетов по кредитам, просьб какого-то очередного псевдохристианского движения одуматься перед судным днем, над которым Найт премиленько похохотал, отхлебывая утренний кофе. Но одно письмо заставило его побледнеть, а последний раз это было, когда его любимую тачку поцарапал какой-то... пусть земля ему будет пухом. Вот только сейчас Найту хотелось самому умереть. Как он мог не почувствовать раньше, что к письму в плотном белом лощеном конверте нельзя притрагиваться?? Правда потом он смилостивился над собой, слишком сильные чары были наложены на приглашение, в котором было указано лишь место и время. Эрик был достаточно сильным для вампира своих лет, учитывая все обстоятельства своего прошлого, о котором вряд ли могли догадываться те, кто накладывал заклинания, достаточно сильным, чтобы сбросить подобные чары, но не мог. Значит, рассчитывали на сопротивление, прощупали его. Или вампиру было за полвека, и он просто не заморачивался, работая в полную силу своих возможностей. И что-то Эрику подсказывало, что зовут его не заключить новый контракт. От этого все волоски на теле поднимались, устраивая пляску. Вампир ненавидел делать что-то против своей воли. А сейчас у него просто не было выхода...
Истеричный вопль отвлек его от презанятнейшего разговора с достаточно взрослым представителем его племени, что признался, как в первородном грехе, что даже обращался к жрице, дабы снять заклятье, но ритуал пошел совершенно не так, как задумывалось. Их смутило хотя бы то, что убитая ритуальная крыса обратилась голубем и улетела в окно. Найт скептично поинтересовался, что содержат сигареты субъекта, и не успел дослушать, вся толпа устремилась на зов. И хотя Эрик толпу не уважал, но пришлось признать, что могло смутить вампира, а тут находились именно вампиры, это Найт уяснил только ступив за порог, его интересовало. Пройдя как крейсер через льды, разгребая себе дорогу, через ахающих и охающих девиц, он застыл в дверях комнаты, и всуе помянул имя Никс.
- Кто-то хочет с нами поиграть.
Он хмыкнул и еще раз внимательно обвел взглядом комнату, в которой висел стойкий запах крови. Он не был криминалистом, но по роду деятельности приходилось учить много теории. За порог переступать, дабы следить, вампир не собирался, а издалека предположил:
- Его убили как раз перед началом вечеринки. Что-то мне подсказывает, что мы обнаружили десерт сегодняшнего вечера. Знать бы подающего его хозяина...
Он обернулся, о встретился взглядом лишь с удивленными-пораженными-истеричными взорами.
- Что и следовало ожидать. И выбраться нельзя.
Хмыкнул, понимая, к чему ведет эта "игра", вот только он был мухой, попавшей в липкую паутину, и что-то ему подсказывало, что вряд ли бы ему понравился паук.

+3

4

Венера не любила загадки. Особенно тогда, когда она не могла их разгадать. Нет, разумеется, когда ты методично, шаг за шагом идешь к разгадке, на пути открывая для себя все новое и  неизведанное, то итоговый подарок в виде открывшейся тайны становится самым желанным и притягательным. Появляется азарт, интерес, порой граничащий с наваждением. Но, тем не менее, ты готов двигаться дальше, пытаясь найти ответы на вопросы, поставленные в начале пути. Но сейчас весь идиотизм ситуации заключался в том, что девушка не имела и малейшего понятия в каком направлении нужно двигаться, чтобы понять, от кого пришло приглашение. Она долго мучилась вопросом, но так и не смогла хотя бы на миллиметр приблизиться к разгадке. И ее это бесило. Жутко бесило собственное бессилие и слабость. Более того, она никак не могла выкинуть из головы желание пойти на престранный вечер, указанный в приглашении. Будто колдовством он зазывал ее отправиться в незнакомый дом и принять участие в странном торжестве. Дни превращались в бесконечные минуты ожидания чего-то поистине значимого, того, что перевернет ее жизнь с ног на голову.
И вот наступил час икс. Она отправилась на зов пленительной звезды, горевшей на небосводе неразгаданных тайн. Она влекла и манила, сияя в высоте. Будто путеводная звезда, подсказывающая заплутавшему моряку путь домой. Да, было похоже, будто она возвращается в родной дом, где ей будут бесконечно рады. Теплые объятия матери распахнут перед ней неиссякаемый источник доброты и ласки.
Венера обнаружила себя в просторной гостиной, наполненной множеством других людей, таких же испуганных и потерянных, как она. Заклятие спало, и четкость сознания вернулась к ней. И угораздило же ее повестись на такой тупой развод Неферет на нее не хватает! Вот уж точно, ты уже и забыла, каково жить в постоянном страхе и готовности к любым трудностям. А раньше бы такой номер со мной не случился…
От самобичевания ей стало легче, правда, совсем чуть-чуть. До абсолютно нормального состояния было еще далеко. Она не скоро забудет этот розыгрыш, и то, как легко она пала под чарами неизвестной ведьмы. Ну, а пока, все, что ей было нужно  это постараться максимально прийти в себя и покинуть это гнилое место. Очарование родного дома исправилось также быстро, как и заклятие в целом. Глазами она обшаривала помещение, пытаясь найти путь для отхода. Но истерический вопль нарушил все ее планы. Вот, дерьмо! Венера коротко выдохнула и направилась вместе с остальными испуганными гостями на звук изумленных криков, которых с каждой минутой становилось все больше. Венера неожиданно для самой себя поняла, что вечер становится не таким уж скучным, как она его уже успела себе обрисовать. Однако, увиденное в темной комнате заставило ее передумать. Нет, теперь вечер будет просто охренительным!
Густой металлический запах ударил в ноздри. Так неаппетитно могла пахнуть лишь кровь мертвого человека. И верно: прямо напротив окна, словно Иисус на распятии, весел труп неопределенного пола, источавший этот мерзкий запах. Венера непроизвольно поморщилась и отвернулась. Со всех сторон охали и ахали, будто это как-то поможет жертве. Честно говоря, ей уже ничего не поможет, лишь только пышные похороны и забвение. Но, судя по всему, подобный финал ей не светил при любом раскладе. Девушка справилась с рвотным рефлексом и снова принялась разглядывать комнату. С виду совершенно обычная комната, вроде кабинет или библиотеки. Вот только мертвый человек по центру придавал ей вид сюрреалистической картины сбрендившего художника. Тот, кто это сделал явно был не в себе, и этот факт не подвергался сомнению.
Венера продолжила осмотр дальше и увиденное ее почти подкосило. Напротив нее стоял Эрик. Да-да, тот самый, блистательный и великолепный. На его лице сейчас отражалось отвращение и презрение. В прочем это было почти обычным, практически повседневным его лицом,  так что Венера не особо обратила на это внимание. Странно было другое: стечение обстоятельств. Какова вероятность того, что им суждено было оказаться здесь и сейчас? Очевидно, она стремилась к нулю. Она продолжила осмотр, и догадка, поразила ее со скоростью молнии, и примерно таким же эффектом. Все присутствующие были вампирами. Черт побери! Это невозможно! Зачем? Вопросов становилось все больше, а ответов не наблюдалось в принципе. Хотя было у нее малюсенькое подозрение, что все происходящее  продукт того же воспаленного ума, что совершил это чудовищное убийство. Самое страшное в этой истории, что любой в этой комнате мог стать убийцей. И вывод напрашивался сам, во всем виноваты вампиры. Дэвис тут же представила заголовки воскресных газет: «Вампиры объявили войну!»,  «Кровососы вернулись!», «Загадочная секта вампиров-убийц», «На кол их!». Мда, развитие событий после подобной истории не сложно было предугадать. Если бы не уверенность в том, что Неферет потеряла всю свою силу, то Венера бы поклялась, что она могла устроить нечто подобное, лишь бы разжечь подобное противостояние между людьми и вампирами. Но Неферет уже давно не имела подобной власти, и кто-то решил пойти по проторённой тропинке и завершить начатое. Хуже было просто не придумать!

+3

5

Тот же вечер, полицейский 15-ый полицейский участок. Примерно за час до вызова

Ред всегда умела, а главное жутко любила удивлять окружающих. Даже сейчас, когда на улице едва ли упала температура за легкий минус, особенно по вечерам, Люди кутались в самые теплые вещи и не особенно любили выходить за солью в такую погоду. Как говорится: Свои в такую погоду дома сидят, телевизор смотрят. Только Ред никогда не была своей, немного повернутая, на своей волне, она из способов защиты выбрала лишь несколько пунктов, на своей куртке приподняла воротник, прежде отстегнув мех, который так ее бесил и лез в рот и глаза при сильном ветре и решила бороться с холодом по средствам холода, заскочила в ближайший магазин и купила мороженое, которое сейчас с аппетитом доедала, да еще и умудряясь не обляпаться. Бодрый шаг, улыбка во все тридцать два целых зуба и вытянутые лица удивленных прохожих, которые никак не могли взять в голову, что за сумасшедшую они видят.
Не было скопления людей на улицах и это отчего-то огорчало, у Ред была дурная привычка цепляться ко всем, особенно к хмурым и желать им прекрасного настроения, при этом совершенно не обращая внимание на то, куда в ответ ее посылают отдохнуть.  Девушка остановилась, облизнула сладкие губы, избавляясь от всего, что могло выдать ее в том, что она ела совсем недавно мороженое.  Повертев головой по сторонам и сдвинув шапку с огромным бубоном вверх, чтобы совсем уж на глаза не сползала, Девушка немного отодвинула рукав куртки на правой руке и взглянула на часы с Микки-Маусом (привычка с детства и любимая вещь тоже), проверив время. Потом все было как обычно, Ред вытерла руки о свои слега потрепанные джинсы и бодро зашагала к родному участку, совсем забыв войти в роль супер детектива. Как обычно шумно, даже не смотря на вечер, немного скучающие лица, трезвонит телефон и порой глюки, что у кого-то на столе до сих пор сохранилась допотопная печатная машинка.  Янг стянула с головы шапку, и растрепанные волосы наспех пригладила, бодро улыбаясь тем, кто ее успел заметить. Ред невозможно забыть, она ведь как красный цвет, цвет тревоги. Шмыгнув носом и слегка прищурив близорукие глаза, девушка стала лавировать между столами в поисках белобрысой головы, которая обычно склонялась над бумагами или передвигалась от рабочего стола к автомату с кофе, дабы подкрепиться и отогнать сонливость.  Объект был замечен именно у автомата и скорость приближения заметно возросла, как и косые взгляды, однако предупредить о том что сзади «Аку-у-у-ула» никто не успел.
Звонкий шлепок по почти плоской заднице блондина и широченная лыба Янг. Это настолько неожиданно и привычно, что надо было придумать легкое дополнение, так что кулак девушки с силой уперся в бок Лиама.
- Арестуйте меня, товарищ полицейский! – выдавила она из себя и звонко рассмеялась, не фальшиво, а очень искрени – Пришла составить тебе компанию на дежурстве. Ты рад? Скажи что раааад!
Захват почти удался, но бывший напарник знал все штучки наперед и легко увернулся, поэтому белобрысая голова и прическа не пострадали и не были потрепаны. Как бы Ред не пыталась при своем невысоком росте быть проворнее.

Отредактировано Regina Young (11-03-2013 23:00:10)

+3

6

День выдался относительно спокойным. Относительно чего? Да, всех прочих дней в шумном Лос Анжелесе. С другой стороны, как можно назвать спокойным день, когда только на пятнадцатом участке произошло 15 грабежей, 7 угонов автомобилей, 3 изнасилования и тьфу-тьфу-тьфу пока ни одного убийства. Этот день грозил войти в анналы истории, как самый спокойный день в проклятом городе Ангелов. Лиам сидел за своим столом, пытаясь собрать мысли в кучу и родить хоть что-то напоминающее рапорт. Получалось плоховато. Пока не тянуло даже на рапорт младшего офицера. Мда, похоже зря ему дали повышение. Бумагомарательству он так и не научился у старших по званию коллег. Раньше рапорты писала Ред, у нее получалось довольно не плохо, учитывая то, что застать ее смирно сидящей на одном месте было практически не возможно. Но не смотря на все ее недостатки, отписывать отчеты для начальства у нее получалось просто идеально. Раймер особо не интересовался ее талантом в этой сфере, пока она не покинула службу и не ушла на вольные хлеба детективного поприща. Сейчас же Лиам прочувствовал всю тяжесть от отсутствия напарника. Ему предлагали заменить Джи на любого другого офицера, но Лиам упорно выискивал самые отвратительные на его взгляд качества, и с радостным облегчением отказывал кандидатам на эту "должность".
Лиам отбросил ручку и потер уставшие глаза. Если долго пялиться в почти пустой отчет, у кого угодно разовьется мигрень. Раймер решил, сейчас или никогда. Он бодро поднялся и отправился за очередной порцией допинга для полицейских - кофе. Единственный легальный продукт, содержащий слабые наркотические вещества был в свободном доступе посреди участка. Ирония. Лиам поставил чашку на подставку и нажал кнопку "двойной эспрессо". Ему показалось, что именно двойная доза кофеина может помочь ему в столь затруднительной ситуации. Пока готовился живительный напиток, парень разминал виски, пытаясь прогнать режущие ощущения внутри черепа. Получалось фигово. Вернее не получалось вообще. Бодрый шлепок по заднице выбил его из колеи. Черт побери! Если это опять Санчес стебается, я из него всю дурь сейчас выбью! Не успел подумать о самом плохом, Раймер получил тычок кулаком в бок и радостный женский голос отменил план мести Санчесу.
- Арестуйте меня, товарищ полицейский! - вопила Ред, улыбаясь так, будто нарочно пыталась продемонстрировать все свои белоснежные коренные зубы.
- Ред! - облегченно ответил Лиам. - Ты меня напугала.
- Пришла составить тебе компанию на дежурстве. Ты рад? Скажи что раааад! - начала конючить она.
Раймер фыркнул, забрал кружку с кофе из аппарата и направился к своему столу, напрочь игнорируя заинтересованные взгляды. Байками теперь весь участок будет гудеть. Раньше слухов о них с Янг было столько, что впору было женится на напарнице, чтобы не позорить ее доброе, ну почти доброе имя. Они не реагировали на сплетни, пока Ред не ушла. Лиам сразу почувствовал изменения. К нему перестали обращаться с вопросами: "где же твоя любимая?", "когда вы уже съедетесь?" и "неужели ты настолько плох, что она делает вид, будто между вами ничего нет?". Вопреки общественному мнению, между ними и впрямь ничего такого не было. Хорошая дружба, совместные посиделки в баре после трудовой смены, подколки, советы и разговоры "за жизнь". Ничего больше. Порой даже сам Лиам не понимал почему. Не было времени, сил или банального повода начать другие отношения. Тем более их устраивало то, что было между ними. Раймер не хотел рушить все, к чему они пришли.
- Считай, что рад, - сказал он, усевшись за стол и кивком приглашая Ред сесть напротив - ее бывшее рабочее место. - Может ты за меня и рапорт напишешь? - без особой надежды спросил Лиам. Улыбка сама расползалась по его лицу, выдавая его истинную радость от встречи с бывшей напарницей. День и впрямь обещал быть самым спокойным за всю его карьеру.

+2

7

Вечером в полицейском департаменте, как и днем, сновали детективы и офицеры, жизнь бурлила и кипела. Да и как могло быть по-другому, ибо преступления совершались ежедневно, и даже ежечасно. За день сотрудники так уставали, что к вечеру гудела голова и в голову не шли путевые мысли. Максимилиан Лоу, как старший детектив, восседал в своем личном кабинете, по сам уши обложившись документами, он уже битых два часа пытался разобраться в уликах по нескольким серийным убийствам, пытаясь воссоздать цепочку событий произошедших в день убийств. Также Макс пытался найти сходство между этими преступлениями, так как интуиция уже практически вопила, что это рук дело одного преступника. Тяжело вздохнув, и залпом допив очередную чашку  кофе, он закурил сигарету.
- На сегодня надо завязывать, а то уже мозги набекрень. – Лоу уже двое суток не появлялся дома, дел накопилось столько, что даже перекусить не хватало. Захлопнув папку с делом, он встал со стула. Подхватив куртку, он уже хотел было выйти из кабинета, как зашипела рация, которая висела на специальном ремне брюк.
- Код 23! Оллстрит, 56. - Покосившись на рацию, Макс все-таки вышел из кабинета, но теперь пункт назначения был кардинально изменен, дом на третий сутки отпадал, и сын снова не увидит отца. Твою же мать! Мысленно выругался мужчина, хотя в голову лезли, более, нецензурные слова, но вслух озвучивать он их не стал, пробурчав несколько ругательств. Еще несколько офицеров и детективов садились по машинам, чтобы отправится на полученный вызов. Лоу сразу понял, что в 15 участке, под юрисдикцию которого попадал данный участок, в настоящее время не хватает людей. Полицейский департамент был самым ближним, да и дело принимало не шуточный оборот, если информация о наличии террористов подтвердится, то там уже начнут подключаться федералы, которые сразу примут руководство на себя, если же там банальные заложники, то все повиснет на полиции.
- Этого еще не хватало, чтобы федералы совали свой нос в дела полиции. – Макс продолжал тихо ворчать, он вообще последнее время стал замечать за собой повышенную ворчливость, и часто усмехался своим мыслям, что по человеческим меркам он уже слишком стар. Ему и так было часто невыносимо скучно, если бы не работа и сын, то он уже давно стал отшельником. Вспомнив о сыне, Максу стало грустно, Десмонд уже был практически взрослым, и Лоу, когда у него было свободное время, объяснял парню, как пользоваться своими способностями, что могут и не могут демоны, как приспосабливаться к жизни, ибо до своих 20 лет он жил обычной человеческой жизнью.
Дом, адрес которого прозвучал в вызове, приближался, патрули департамента полиции оказались первыми, да и Макс, как старший детектив имел власть и мог приказывать всем офицерам и детективам, как с департамента, так и с 15 участка, который в скором времени должен был также прибыть на место происшествия.
- Производим оцепление дома! – Лоу отрапортовал по рации приказ, и вышел из автомобиля. Сотрудники 15 участка уже подъехали к дому, и также слышали приказ. Теперь оставалось только грамотно провести переговоры с преступниками, за жертвы среди мирного населения начальство по голове не погладит, а это означало, что необдуманный поступок может стоить кому-то жизни, а кому-то рабочего места.

+2

8

Опаньки, запоздалое письмо из Хогвартса? – с насмешкой подумал Стоун, пытаясь достать конверт из ящика. Руки были заняты пакетами, нагруженными под завязку. Ну не зубами же доставать плотный конверт, торчащий из щели. Подцепив двумя свободными пальцами, Стоун вытащил почту на свет Божий. Теперь все руки (и пальцы) были заняты, поэтому для парня было проблематично открыть дверь. Поставить на землю пакеты он не мог, так как боялся, что-то обязательно разобьется/лопнет/сломается. Провозившись с ключами пару минут, Майк вошел в свои хоромы, кинув полученный конверт вместе с ключами на тумбочку, которая стояла рядом с входом в квартиру. Насвистывая что-то себе под нос, Стоун прошел на кухню с пакетами.  Разложив все по полкам и шкафам, он налил себе стаканчик сока. А что? Вампиры тоже люди, пить хочется. Потягивая сок, парень вернулся в коридор, вспомнив про загадочное письмецо.
Только сейчас он задался вопросом, от кого же это письмо счастья пришло. Парень не с кем не переписывался, не общался таким оригинальным средством. Майк взял в руки конверт и повертел его в руках. Дорогая, плотная бумага, немного шероховатая. Тисненые золотые буквы. Стоун открыл конвертик и прочитал вложение. Это было приглашение. Причем не банальное «Вы приглашены такого-то числа в такое-то время в такое-то место». А внизу пожелание удачи и подпись отправителя. Нет, тут было указана дата и место. Все, пусто.
Но прочитав эти слова, парень ощутил, что он обязательно пойдет туда. Неважно, как, с кем, но он обязательно должен быть там. Это не его прихоть, просто эти слова из письма были в его голове. Если он даже в тот вечер по воле случая окажется за решеткой, он все равно выберется оттуда и будет по этому адресу.
И это ему не нравилось. Да, в свои двадцать девять Стоун все еще оставался клоуном. Он любил пошутить, посмеяться. Люди в таком возрасте начинают еще больше задумываться о жизни, смерти и других философских темах. Майк же очень редко относился к чему-то с серьезностью. Но ненавидел, когда ему указывают, что надо делать. Принуждают совершать то, чего он не хочет. С легким прищуром он глядел на белую бумагу в своих руках, надеясь, что та вспыхнет под этим сверлящим взглядом. Но нет, бумага оставалась белой и чистой. Стоун отбросил ее в сторону в злости и в гневе. Обычно, этого доброго малого ничего не злит, не раздражает. Конечно, бывают исключение, когда внутри вспыхивает гнев и злоба, но это происходит на доли минуты, не больше. Но сейчас он бы прикончил каждого, кто попался на его пути. И все это из-за какого-то письма…
Загадочный день приблизился почти незаметно. Парень ожидал его с неохотой, как ждут пренеприятное известие. Но хочешь ты или не хочешь, надо идти, тебя никто не спрашивает о твоих желаниях. Поднимай свой зад с насиженного места и иди туда, куда тебе сказано, даже, приказано идти. Но кто ему мешает хорошенько развлечься там? Если Майк и собирается плясать под чужую дудку, то только лишь наполовину. Остальное будет совершено им самим, и неважно, какие последствия будут у этих действий. Пускай потом их уже расхлебывает тот, кто задумал всю эту игру с приглашениями.
Прийти туда он, естественно, пришел, но с приличным опозданием. Да, собирается он как девчонка на свидание. Кроме того, ехать было прилично: с одного конца города на другой. Но ведь приехал. Парень остановился позади дома и решил, что войдет тут. Старый серый дом, ничем не примечательный. Каждый, кто пройдет мимо него, даже не обратит внимания, так как такие постройки встречаются в Лос-Анджелесе тут и там. Поэтому место сразу же не впечатлило его, он даже подумал, а не будет там слишком скучно и тухло? Вдруг, какие-то посиделки с чайком и плюшками?
Но красный сразу же откинул эту мысль:  где-то сбоку он видел мигание полицейских фонарей. Где-то в километре неслась еще одна машина, оглашая окрестность сиреной. Что-то подсказало Стоуну войти внутрь, и парень быстрыми шагами пошел к дому. Открыв дверь, он проскользнул внутрь. В кухне, а попал он именно туда, никого не было. Пройдя дальше, Майк увидел большое скопление народу. Все на что-то глазели, а какая-то девушка, заткнув рот рукой, всхлипывала, сидя в углу. Какая-то добрая рука подала ей стакан с виски, которые должные были успокоить. Майки понял, что-то интересное пропустил. Поэтому он продолжал дальше протискиваться сквозь толпу, пока не оказался в первых рядах зевак. Увиденное не понравилось Стоуну. Ни капли не понравилось.
На стене с какой-то долей пафоса и театральности был распят обескровленный труп. Конечно, от такой картины обязательно по спине побежит холодок и станет не по себе. Но слишком было наиграно. Не хватало еще надписи «Это все за ваши грехи» или «Вы все умрете к полуночи» над головой бедняги. С его запястий на пол капала кровь, образовывая на полу немаленькую алую лужицу. Стоун втянул в себя металлический запах, который защекотал носоглотку. Все это было неспроста. Какой-то психопат решил поиграть с ними в игру, которая была спланирована заранее. Вот только зачем все это? Чего же этот «кто-то» добивается?  И сейчас Майк вспомни про полицейские машины, стоящие у самого дома.
Да, этот псих явно хочет избавиться от всего вампирского рода, - предположил про себя Стоун, окидывая взглядом других присутствующих, которые были ошеломлены произошедшим.

+4

9

В голове не было этого сизого дыма, который бы путал ее и не позволял понять происходящее. Изначально Бартон хорошо понимала каждый свой шаг, единственное, что дико злило, так это вскрытый конверт и прочитанные строки, после которых в голове настойчиво металась, как шарик от пинг-понга, мысль. Она не могла не придти сюда. Она пришла. И руки были связаны, но лишь до определенного момента.
- А тебе это что-нибудь даст? – она резко, как только это было возможно в довольно узком платье, развернулась к умнику в деловом костюме – повесишь на распятие хозяина и вскроешь ему вены на запястьях?
Ее лицо оставалось гипсовой маской и возможно о том, что в себе сдерживает изо всех сил ярость, давала понять только капелька пота, которая скатывалась по виску. А еще Ева кривила губы, которые были цвета бордо, почти в тон платью. Кривила так, что все ее выражение лица четко давало понять, что к каждому из присутствующих она испытывает презрение. Хотя казалось бы с чего, с того, что они вампиры? А она тогда кто? Ангел? Скорее взрывная фраза, сорвавшаяся с губ Евы, была гневной лишь по той причине, что высказаться первым в своих предположениях решился синий вампир.
От напряжения в руке, схваченный со стола бокал с вином, скорее всего бы лопнул в одно мгновение, если бы Ева не взяла себя в руки.
А ситуация могла оказаться еще более плачевной, если бы она сцепилась с этим выскочкой в деловом костюме. Кто-то их стравливал. Собрал здесь и красных и синих стравливал. Как собак. Наблюдая откуда-то из темного угла и мерзко хихикая.
- Надеюсь ни у кого не возникло идеи снять труп с распятия и спрятать его под кровать или стол? – серо-голубые глаза скользнули по публике. Каждый боялся за свою шкуру, за свой секрет. И никто не задумывался, что есть и нечто более важное, что их всех объединяет. И если мир узнает о них вот так, открыто, каждый получит по заслугам. Кого-то сожгут, кому-то иголки под ногти совать будут. А еще назовут кровожадными спятившими монстрами и запрут в каком-нибудь изоляторе. Услужливо предоставив каждому личную капсулу, в которой и заморозят.
- Шутник обо всем позаботился – Ева закрыла глаза, чувствуя, как тонет в вое серен за окном, - попытка бежать… - она скривилась, делая шаг в сторону и натыкаясь на блондинку, которая казалось, не могла первое время оторвать взгляда от мужчины, с которым Ева сцепилась в словесной схватке  - закончится пулей в голову, никто не помнит, нам это грозит смертью? Ева сложила пальцы так, что они напомнили пистолетик, и сделала вид, что стреляет в сторону блондинки.
Шутка не удалась, встретилась нарастающим гулом голосов вокруг, но никто не улыбнулся, все только хмурились, пытаясь найти выход из ситуации, спасти собственный тощий зад.
Хотя кое-что Бартон понимала, в отличие от остальных, она смело могла разыграть спектакль перед органами правопорядка, убедив их в то, что она здесь оказалась случайно и собственно никаких зацепок относительно нее не будет. Отпечатков на трупе-то нет. Правда догадками делиться не спешила, если здесь и существовали вампиры с мозгами, они, то уже точно об этом успели подумать.  Но послушать идеи всегда хотелось, посмеяться от души.
- У кого какие идеи на этот счет, господа?

+4

10

Эрик Найт был любитель построить теории, поговорить "за жизнь", выдать умные словеса, что лились из его рта, не встречаясь по пути ни с одной извилиной его мозга, а зачем? Люди редко, когда успевали следовать размышлениям вампиров, а с последними Найт встречался редко, процент ассимилирования среди обычных обывателей был низок, знаете ли, не всем удается в подростковом возрасте испытать радость: "мама, мы все умрем", да при любом кашле задумываться о том, как тело отдадут родителям, целиком или все же сожгут, во избежание препарирование ретивыми судмедэкспертами. Знаете ли, кто-то считал вампиризм интересной ношей, испытав все прелести и недостатки на себе, Найт бы поспорил, но уж явно не с человечишками, ибо обречены они были в своих жалких потугах соображать.
Сейчас вокруг Эрика собрались вампиры. Вот живи и радуйся, но почему-то выходило только хмурить брови, еще бы. Кто-то их запер в чертовом доме, и даже сейчас, слыша вой полицейской сирены, Найт понимал, ни хрена ему отсюда не выбраться. Заклятье еще не отпускало, а то стал бы он слушать решившую поумничать всю такую яркую из себя брюнетку. Ей бы вопить своими кроваво-красными губами: "О, Никс, как же ты хорош!", но крови и так хватало. И даже знойно-любящий ее Найт испытывал омерзение, все таки эстетом был, черт побери, а что сказать о людях за дверями, что уже оцепляли дом? он представил себе ту степень ужаса, которая обрисуется на их вытянувшихся физиономиях и понял, что это не то, чем бы он занимался всякий вечер. То, что они - собравшиеся внутри - вампиры, установят сразу, а дальше их и слушать не будут, не будут собирать пальчики и устраивать долгие беседы: "как думаете, кто бы это мог сделать?". У вампирского брата хватало недоброжелателей среди людей, скорее доброжелателей не было. Что говорить, если родители частенько отказывались о своих детей, не иначе ожидая то, что они одной лунной ночью решат закусить ими прямо в кроватях? Найт не хило так задумался, пропуская слова брюнетки мимо ушей. Мериться с ней в сарказме да цинизме у него времени и желания не было, хватало проблем поинтереснее.. к примеру, когда закончится гребанное заклятье, есть ли тут чердак или подпол и как раствориться в воздухе, почему то вспомнилась ненавистная Талса со штучками Зои по части наведения тумана, но окинув взглядом толпу, вампир справедливо заключил, что вряд ли тут найдутся подобные кудесники, да и вообще, здесь присутствовала молодежь. И не спрашивайте, как это можно заключить. Будучи вампиром, и вампиром наблюдательным, по глазам можно прочесть многое... и даже растерянность одной блондинки. Надо же. Найт даже не удивился, видимо чаша удивлений была расходована парой минут раньше, вод вой сирен и мерное театральное капание крови из запястий. Решил, что попадать в переплет рядом с Венерой будет привычнее и перебрался поближе, моментально позабыв о прошлых дрязгах, они успеют еще нагрызться всласть, если выберутся отсюда, нет - будут встречаться через решетчатую перегородку соседних тюрем. Невелика разница, но жить на свободе хотелось много больше. Найт коротко и еле слышно кивнул над ее ухом:
- Заклятье?   
И получив заранее известный ответ, прикусил губу. Дожидаться окончания представления не хотелось, но этих зрителей бездарный режиссер заранее привязал веревками принуждения к их местам. Эрик попробовал метнуться в свой внутренний мир и понял, что свобода его действий ограничивается редкими частями даже этого дома. Чертовщина, но крыша отпадала. Хотя, учитывая Венеру, о крыше с учетом рано или поздно начавшегося рассвета, стоило изначально забыть. И да, вампир уже решил, что выбираться будут вместе. Погрызться успеют после.. если успеют.
- У кого какие идеи на этот счет, господа? 
- Господа считают, что прибывшим на место полицейским все равно, какую мы роль на самом деле играли во всем этом представлении. У них есть труп, место преступления, ритуал и кучка явно умеющих вытворять фокусы вампиров. Никто и слушать нас не будет. Надеюсь, у каждого есть хороший адвокат. - Найт хмыкнул, как-то не представлялось ему, что в ближайшее время придется работать над своим почти безнадежным делом, хотя почему безнадежным... только бы спало принуждение. А уж запудрить мозги служителям закона он сумеет, только бы чертово принуждение спало!
- Кто-то чувствует, что заклятье ослабевает, ну же, прислушайтесь к себе! У кого развита интуиция? - каждый обладал своими сюрпризами, и Найту было интересно, что же несет в себе каждый собравшийся.

+4

11

Так забавно было наблюдать за метаниями взрослых вампиров. Кто-то откровенно испугался, выкатив глаза, инстинктивно ища выход из помещения. Кто-то напротив принял офигенно серьезный вид, и стал изображать видимость активной деятельности. Как будто сейчас это могло им как-то помочь. С другой стороны в ее светлой голове пока тоже не было ни одной здравой мысли, как ей выбраться от сюда. Она даже не собиралась думать обо всех присутствующих. Ибо слишком много вампиров толпой выбегающих из дома очевидно привлекут слишком много ненужного внимания. Хотя через плотный кордон полицейских ей тоже до сих пор не приходилось прорываться, отчего она нервничала значительно больше, чем ей хотелось бы. Еще и Найт здесь! НУ и вечерок!
Отчего-то броситься на вооруженных стражей порядка ей представилось гораздо заманчивее нежели оставаться запертой в доме с кучей вампиров, которых она терпеть не может. Этот вариант она решила оставить про запас, как самый крайний и опасный. По-тихому уйти у не не получится, слишком много глаз и ушей. Да еще каких ушей! Наверняка многие из здесь присутствующих обладают особыми дарами Богини. Венера насчитала минимум пятерых красных, а значит, ее шансы ускользнуть незамеченной стремятся к нулю. И вдруг неожиданная догадка озарила темноту проблем, с которыми она сегодня столкнулась. Способности! И почему я сразу о них не подумала?
- У кого какие идеи на этот счет, господа?
Дэвис чуть не фыркнула. Как же некоторые любят обсуждать что делать и кто во всем виноват. Как будто это как-то сможет им помочь! Да, хоть заобсуждайся до утра, а толку-то? Максимум к чему подобное выяснение может привести - это всеобщей склоке и выяснению кто прав, кто виноват. А сейчас им это нужно было меньше всего.
- Кто-то чувствует, что заклятье ослабевает, ну же, прислушайтесь к себе! У кого развита интуиция? - блистательный Эрик Найт выступил. Но все мимо кассы. Похоже только она здесь умудряется сохранить здравый рассудок, чтобы вытащить этих идиотов из критической ситуации.
- Ну я чувствую, - Венера вышло вперед и смело встретила удивленный взгляд знаменитого адвоката. - Чем это нам поможет? Нас здесь никто и ничто больше не держит, но бежать-то некуда! Слышишь вой сирен? Здесь уже как минимум 10 патрульных машин, и 20 полицейских. Им хватит пуль, чтобы перестрелять нас всех. Надо подойти с умом к данной ситуации. Предлагаю, всем, кто обладает особенными способностями, предложить свою активную помощь в освобождении всех нас. Ибо по одиночке нам точно не выбраться отсюда. И возможно есть у кого-то полезные связи в полиции Лос Анжелеса? Нет? Ни у кого?
Все вампиры скромничали, словно пятилетки на утреннике, боясь рассказать стихотворение дедушке Морозу. Переглядывались друг с другом, пытаясь понять, кто расколется первым. Венера закатила глаза. Все вроде бы взрослые вампиры, а ведут себя, как дети!

+4

12

Лиам выбежал из участка, по пути натягивая черную куртку. Он понятия не имел, холодно ли на улице, этот жест был скорее инстинктивным. Странное сообщение пришло на полицейской частоте. Вызывались все патрульные машины в радиусе километра. Код 664 "покушение на убийство". Это нельзя было назвать нетипичным для Лос Анжелеса. Разве что Нью Йорк мог похвастаться более богатой криминальной статистикой за сутки. Но все же. Каким-то шестым чувством, а может просто пятой точкой, Раймер ощущал, что все происходящее не к добру. Он одним резким и отточенным движением распахнул дверцу казенной машины, и плюхнулся на водительское сидение. На пассажирском уже сидела до безобразия довольная Редж. Он уже триста раз пожалел, то сдался на ее уговоры и разрешил поехать с ним на место преступления. Он боялся скорее выговора от начальства, чем смертельной угрозы гражданской. Да-да, она была всего лишь частным детективом, и по большому счету не имела никакого отношения к сегодняшнему делу. Он вообще не должен был ее брать! Она больше не его напарница. Но Джи достанет и мертвеца. Потому и пришлось согласиться, дабы не тратить драгоценное время на отдирание ее хрупкого, но такого приставучего тела от собственной машины. Лиам завел мотор и рванул по указанному адресу.
Через пятнадцать минут они уже были на месте. у Раймера глаза на лоб полезли от представшего зрелища: по меньшей мере 20 патрульных машин с мигалками окружили неприметный, но довольно большой особняк на отшибе, почти за чертой города. И с чего вдруг такая радость? - настороженно подумал он. Лиам совсем запутался. Зачем тогда начальник настаивал, чтобы на месте обязательно присутствовал детектив и отправил его? Тут таких же как он - растерянных и ошалелых детективов было штук пять. Знал же, что не к добру! - ругнулся про себя Лиам.
Редж нетерпеливо пританцовывала рядом, очевидно боясь влезать не в свое дело, за такое и выкинуть из гущи событий могут. И правильно, пусть помалкивает, не до нее сейчас... - облегченно подумал детектив. Метрах в десяти от себя он заметил знакомого детектива, старшего по званию. Парень ему не нравился. Чем? Он и сам не мог этого объяснить. Просто где-то на генетическом уровне была записана безусловная неприязнь к этому человеку.
- Детектив Лоу! - вежливо поприветствовал Лиам коллегу. - Какая у нас ситуация? От меня что требуется?
Редж мелькала где-то рядом, стараясь подслушать и подглядеть все, что творилось вокруг. Получалось хреново, глаз и ушей было всего по паре, а тут столько информации! Ему было почти ее жаль, но она сама сделала такой выбор. И он не собирался теперь ее жалеть потому, что она не может принимать во всем этом балагане такого же участия, какое принимала всегда. Тем более он считал ее виноватой во всем, что привело ее к такому выбору. Не будь он столь своенравной и дикой, то работала бы сейчас вместе с ним, была бы в гуще событий, и не изображала бы из себя ветошь, лишь бы остаться в гурьбе полицейских. Многие проходившие мимо полицейские узнавали ее и приветливо здоровались. Она лишь сдержано кивала, стараясь не привлекать ненужного внимания.
Лиам отдернул себя. Нечего не нее заглядываться! Ты тут по делу! А в душевных метаниях Ред ты сможешь разобраться и в свободное от работы время! - самонастрой помог. Теперь он почти не обращал внимания на бывшую напарницу, а с самым серьезным видом принялся слушать отчет и дальнейшие указания от детектива Лоу.

+3

13

Вся ситуация была странно непонятной, да и вообще подозрительной. Внутренним чутьем Макс ощущал странно колыхание энергии, исходящее от дома, но не мог ничего понять. Все суетились, оцепляя дом, но и в этом все было странно. Во всех окнах дома горел свет, но тени около окон не мелькали, и вообще если бы, не полицейские сирены, то вокруг дома повисла бы тишина…
Полицейские патрули прибывали, и вот уже вдалеке замаячила знакомая фигура Лиама Раймера, детектива 15 участка, с которым у Лоу были довольно натянутые отношения.  Спросите почему, да кто бы знал, почему-то шло интуитивная неприязнь, да и сколько они пересекались, всегда  разговаривали сухо, натянуто, и между ними шло негласное соперничество.
Но, как говорится, вернемся к нашим баранам, Лоу напрягала ситуация того, что в разные участки, поступила разная информация, в департамент пришло сообщение о заложниках, а в 15 участок сообщение об убийстве. Данная ситуация была ненормальной, и требовала досконального рассмотрения. Неожиданно зазвонил телефон, и голос начальника оповестил, что из дома никого не выпускать не под каким предлогом. Приказ поступил сухо, без каких либо пояснений, шеф сказал только, что необходимо разобраться в ситуации, но до сего момента никого не выпускать и соответственно не впускать.
- Детектив Лоу! - вежливо поприветствовал Лиам коллегу. - Какая у нас ситуация? От меня что требуется? – Максимилиан только успел закончить разговор с шефом, когда подошел Лиам. Ехидничать совершенно не хотелось, хотя для них это было бы обычной практикой. Подколоть друг друга у них было обыденным делом. Закурив сигарету, макс повернулся к Раймеру и тяжело вздохнул.
- Детектив Раймер! – Затянувшись, он задумался. – Вы как детектив, и старший по званию, следите за своими, народу здесь много, а ситуация еще не как толком не обозначилась. – Он снова посмотрел на дом. – Поступило распоряжение никого не выпускать, и пока не начинать переговоры, сначала провести оцепление. – Покосившись на девушку, которая стояла невдалеке от Раймера, Лоу еще раз вздохнул, недружелюбно на нее покосился, но ничего не сказал. Выяснять отношения они будет позже. – Проверьте оцепление по правой стороне. И, может быть у тебя есть идеи, почему в ваш участок пришло сообщение об убийстве по этому адресу, а к нам в департамент, что произведен захват заложников? – Недобрые предчувствия закрадывались в голову, Лоу не любил непонятные ситуации, а здесь попахивало сверхъестественным. Его и так в жизни хватало, да и сам Лоу был порождение всего сверхъестественного.

+2

14

Трудно сказать что стало настоящей причиной появления Ред в  участке, хотя что тут скрывать, она просто соскучилась по этому вечно хмурому Лиаму, который без нее напоминал кактус, да еще который никто и не поливает. Поэтому редко, но все же разрешала себя заглядывать в обитель правопорядка и наводить там свои порядки. Ей нравилась реакция на ее появление, нравилось, что с ее появлением на лицах многих появлялась улыбка, пусть и возникала она из-за всякого рода сплетен относительно Раймера, который эти самые сплетни не переносил точно так же как и посещение стоматолога.  Вопреки предложению сесть на свое бывшее место, которое она кстати говоря весьма критическим взглядом окинула, мысленно поставив галочку напротив вопроса в собственной голове разузнать, кто сейчас на этом самом месте может сидеть, пока Янг стирает пыль с полочки в библиотеке своего отца.  Редж приземлилась на край стола, прежде освободив себе место и попросту спихнув кучу бумаг подальше, естественно моментально наведя беспорядок на рабочем столе детектива.
- Рапорт? – по слогам произнесла Янг, чуть прищурив свои глаза и пристальным взглядом изучая улыбку своего бывшего напарника, - Нет, не думаю.  У меня своей работы выше крыши, бумаги-бумаги, я ведь от них и сбежала.
Регина дернула плечом, как будто одна только мысль о бумагах вводила ее в депрессию.  Собственно потом ее руки потянулись к кофе, который себе готовил Лиам и она, вцепившись руками в знакомую кружку, которую как-то подарила напарнику в честь какого-то праздника, сделала из нее неплохой такой глоток. Поморщилась.
- У вас либо автомат сломался, либо ты в принципе забыл, что такое сахар. Буэ.
Она даже не успела сообразить, что происходит вокруг, как была втянута в общее движение массы. Ее напарник нагло сбегал на очередное задание, как-то даже не удосужившись сообщить об этом Ред. Девушка натянула шапку как можно быстрее и рванула вслед за Раймером, умудрившись даже его обогнать на доли секунды и усесться на пассажирское место в его автомобиле, в голове даже мелькнула мысль приковать себя наручниками к чем-нибудь, чтобы ее не вытащили отсюда ничем. Своего собственно добилась, одарив парня одной из своих лучезарных улыбок и тот сдался, хотя дело наверное было не в улыбке, Лиам прекрасно знал характер Ред и просто решил не затягивать с выездом, отложив головомойку на более подходящий случай.  Все пятнадцать минут, что они ехали в машине, Регина все пыталась врубить радио и подпевать попсовым исполнителям для поднятия общего духа, но видимо Реймер настолько отвык от ее присутствия, что нервно тыкал на кнопку «выкл» каждый раз когда Ред тыкала на «вкл». Однако из машины вышла добровольно и даже извлекла из бардачка машины блокнот и огрызок карандаша, намереваясь записывать все, что увидит или услышит по ходу дела.  Ей даже удалось выяснить не от напарника, что в доме труп и что возможно там есть даже еще один заложник, а так же сами убийцы, на взгляд Лиама в спину, Ред не реагировала, размашистым подчерком записывая услышанное. Когда голос подал кто-то неподалеку, да еще и отдал указ, что делать самому Раймеру, Янг развернулась в ту сторону на сто восемьдесят градусов и уставилась во все глаза на мужчину. Красивый. Такие только в фильмах бывают, Ред проморгалась и улыбнулась суровому дядьке во все тридцать два белоснежных зуба. Она была открыта для любой информации по делу, а дядя мог знать об этом больше чем кто-либо из тех, кто здесь находился.  Девушка спрятала блокнот и огрызок карандаша в карман и широким нестроевым шагом направилась к двум сотрудникам полиции.
- Детектив Раймер, - ее голос звучал звонко, она редко обращалась к Лиаму официально, Ред кивнула, мол и не с ним приехала и до этой минуты вообще не знала Лиама. – Детектив Лоу.
Те же самые манипуляции, относительно сурового дядьки.
- Предлагаю перейти к действиям. Я войду внутрь, как незаинтересованное лицо, - она хитро прищурилась – Ну почти, тем, кто внутри, это знать необязательно. Точнее свой план объяснить не могу, но мне кажется это верное решение, прежде чем вы превратите этот дом в решето для просеивания спагетти, там могут быть заложники…

Вытягивающееся лицо Лиама и то, как он бледнел, Ред пропустила мимо ушей и своих глаз, во все собственно свои глаза уставившись на Лоу.

+1


Вы здесь » Dark side of Los Angeles » Эпизоды » Кровавый навет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC